ЧХАИДЗЕ Омар Валерьянович







Член-корреспондент Российской академии художеств О.В.ЧхаидзеПерсональный сайт– http://www.omarchkhaidze-gallery.com

Живописец.
Родился 01.01.1945 в Грузии. Живет и работает в Москве.
Член-корреспондент Российской академии художеств (Отделение живописи,2012).

В 1966 г. окончил художественное училище им. Николадзе в Тбилиси, ф-т живописи. Руководитель творческой мастерской по диплому – В. Шерпилов (дипломные работы – «Натюрморт» и «Посторонний» по А. Камю).
В 1973 г. окончил Тбилисскую государственную академию художеств, ф-т живописи. Руководитель творческой мастерской по диплому – проф. Ф. Лапиашвили (дипломная работа – «Мастер и Маргарита» по М. Булгакову).

Основные произведения: «Инициация». 1966 г., «Мадонна». 1976 г., «Инспирация». 1986 г., «Небеса». 1991 г., «Таинственная улыбка». 1997 г., «Интроверсия». 2009 г., «Энергия Света». 2010 г., «Вселенная». 2013 г..











ТРАНСФОРМАЦИЯ СВЕТА


 «Это сделано не мной – это случилось во мне».
 Блаженный Августин

Форма и цвет в живописи были всегда. «Тайно» в ней присутствовал и – свет. Но понятие света в живописи (по)явилось совсем недавно – каких-нибудь 150 лет тому назад. И связано оно с эпохой модернизма (1874-1957), а – конкретней – с импрессионистами. Но и они, импрессионисты, еще не понимали, что такое Свет – в онтологическом смысле. Понятие Свет в теории живописи возникло еще позднее – в 1920-х годах. Только Мартин Хайдеггер  рано (в 1928 году) задумался над тем, что такое Свет. Белый Свет – говоря по-русски. По-немецки – Lichtung. 

Поразительно, что художник Омар Чхаидзе, еще будучи студентом Тбилисской академии художеств, вообще выбросил предмет из своей живописи и вообще стал писать только Свет. Свет стал для него предметом. Кто-то скажет, ну и что, была уже в мировой живописи вековая традиция бес-предметничества. Введенная в свои законные права русским авангардом. Но сделать беспредметничество своим и по-своему в СССР 1960-х годов - уже подвиг. Но Омар Чхаидзе вообще не занимался беспредметничеством – он писал Свет. Свет как предмет, как метафизический объект. Совсем другой Свет,  чем у импрессионистов. Он пишет Белый Свет, тот Духовный Свет, который наполняет все сущее, и создает свою онтологическую картину мира.

 Белый Свет на картинах художника очевидно о-формлен: это не хаотический свет – это космическая, упорядоченная структура. Противопоставление Космоса – Хаосу. Больше того. Омар Чхаидзе, как   метафизически ориентированный художник, сразу позволил себе – что невероятно трудно – существовать одновременно в двух ортогональных пространствах: секулярном и сакральном. Форму Света Омар Чхаидзе де-формирует – ре-формирует и, наконец,  транс-формирует. Переводя ее в сознании зрителя из физического (секулярного) пространства – в мета-физическое (сакральное). Эта двойственная жизнь Света – как тема и совершенное исполнение ее – сразу переводит художника в свой, эксклюзивный мiръ. Художник-мыслитель, художник-метафизик, художник-мистик Омар Чхаидзе сразу - ни на кого не похож. И сразу – его работы у-знаваемы. Хотя он позволяет себе эпизодически «менять манеру» - менять язык – метод – стилистику – тематику работ. Он все равно у-знаваем. Он может перейти даже в фигуративную живопись –  он все равно у-знаваем. Эта главная ныне характеристика Большого художника у-знаваемость - присуща Омару Чхаидзе генетически. Это подделать нельзя. Это нельзя имитировать.                                                                              

Поразительное качество Омара Чхаидзе как художника состоит в том, что в эпоху Постмодерна он никогда не был постмодернистом. Он оставался модернистом. То есть, он всегда писал новое, творил новизну, разрабатывал «новое понимание новизны», а не переписывал «старых мастеров» в «новом языке».

Омар Чхаидзе фактически повторил путь первых авангардистов-беспредметников, отталкиваясь от них, но развивая «язык чистого искусства» дальше. Именно в «чистом языке» живописи, который основан на инициации и инспирации, возможно показать Духовный Свет. От геометрических фигур он пошел к своему Свету. Как главному предмету своей живописи. И начал учить художников и зрителей читать в этом беспредметном языке. И по-новому понимать философию беспредметной живописи. «Собственный язык» живописи Омара Чхаидзе является самостоятельным, независимым, автономным, как всегда были, например, язык музыки, язык танца, язык поэзии. Художник сегодня не обязан «рассказывать истории», пусть и библейские, как во времена Ренессанса. «Литературщина» ему противопоказана. Главным языком живописи уже 100 лет, после открытий Кандинского – Малевича (1910 – 1915 годов), - является язык беспредметного искусства. Которое оказывается:
•    не абстрактным, а конкретным,
•    не субъективным, а объективным,
•    не локальным, а тотальным,
•    не относительным, а абсолютным,
•    не физическим, а метафизическим,
•    не столько пластическим, сколько концептуальным -       
сказал философ Александр Кожев в 1936 году. Его поддержал в 1938-ом сам Василий Кандинский. Беспредметное искусство называется КОНКРЕТИЗМ, а не «абстракционизм». Именно в этом языке КОНКРЕТИЗМА работает Омар Чхаидзе с 1960-х годов. Именно в нем достигает он предельной выразительности – при минимальном расходовании средств.

Понятно, насколько трудно будет расстаться сегодня с термином «абстрактная живопись». Но заменить его на термин и, главное, философию «конкретной живописи» всё-таки придется. И Омар Чхаидзе дерзнул взвалить на себя этот тяжкий груз.

Творчество Омара Чхаидзе показывает,  что направление супрематизма и неопластицизма, начатое в 1910 – 1920 гг. Мондрианом и Малевичем, а также пан-геометрические традиции, которые продолжались в искусстве на протяжении нескольких десятков веков, завершены. И в третьем тысячелетии началась новая эра в искусстве – эра Света.

Академик Слава ЛЁН   
(США – Россия)               
 

                                                                                                                                        







    






Возврат к списку

версия для печати