М.Вяжевич. "О долге и любви"

«По мере того, как я удалялась от Москвы, мне становилось все грустнее и грустнее, в эту минуту чувство матери заглушало все другое, и слезы душили меня при мысли о ребенке, которого я покидала» (Из «Записок жены декабриста» П.Е.Анненковой). В истории человечества не так уж много подлинной романтики. История жен декабристов – одна из них. Поступок их мужей можно оценивать по-разному, считая его подвигом или же, напротив, шагом в высшей степени безответственным, но то, как повели себя женщины, бесспорно, заслуживает особого внимания. К сожалению, у нас, в России, принято выискивать изъяны в собственном прошлом, развенчивать мифы, низвергать авторитеты и посмеиваться над собственной историей. Художник может позволить себе романтический взгляд на то или иное событие или персону. Художник всегда немного «парит» над действительностью в этом его сила и наше спасение. Спасение от меркантильных пересудов и мелкотравчатых насмешек, которыми не грешил редкий из нас. «Из этого города выехала я 4 января 1828 года в 12 часов и была в Перми шестого. Везде, где я ни появлялась, все изумлялись – с какой быстротою я ехала. Мне самой непонятно теперь, как могла я выносить такую быструю езду при таком ужасном холоде, какой был в ту зиму» (Из «Записок жены декабриста» П.Е.Анненковой). Создавая свою композицию «Жены декабристов. Врата Судьбы» Зураб Церетели вновь обращает внимание современников к почти забытой в последнее время странице русской истории. Странице, на которой было начертано все – и смелость, и трагедия, и любовь. «Жены декабристов. Врата Судьбы» - композиция, которую можно рассматривать и как камерный образ, и как памятник. Шествие женщин, хрупких, похожих на эфемерных прекрасных бабочек. Шляпки, витиеватые прически, длинные платья – отголоски блестящей петербургской жизни. Пластичное движение сталкивается с огромными символическими вратами. Что это за врата? Двери острога, за которыми страдают их обреченные на заключение мужья-декабристы. Вместе с тем это и врата Судьбы, которые возникли на пути женщин, как образ сделанного ими выбора. А, может, это врата самого Рая, которые откроются для каждой из них, как для жены, сумевшей выполнить евангельскую заповедь о преданности мужу не только в радости, но и в горе? «Из Москвы до Иркутска я доехала в 18 дней и потом узнала, что так ездят только фельдъегеря. Зато однажды меня едва не убили лошади, а в другой раз я чуть-чуть не отморозила себе все лицо, и если бы на станции не помогла мне дочь смотрителя, то я, наверное, не была бы в состоянии продолжать путь» (Из «Записок жены декабриста» П.Е.Анненковой). Массивные, подавляющие своей высотой врата резко контрастируют с изяществом женских фигур и плавностью их медленного движения. В композиции одиннадцать женщин – имена именно одиннадцати жен декабристов вошли в историю. Вместе с тем, скульптор не замыкает композицию, оставляя возможность продолжить ее. В данном случае, число женщин здесь отнюдь не принципиально. Сюжет о женах-декабристах, о связанной с ними истории преданности и любви в высшем ее значении, это повод признаться в поклонении самоотверженности женщин всех времен и народов, и особенно женщинам многострадальной России. «Проезжая через Сибирь, я была удивлена и поражена на каждом шагу тем радушием и гостеприимством, которые встречала везде…Везде нас принимали, как будто мы проезжали через родственные страны; везде кормили людей отлично и, когда я спрашивала – сколько должна за них заплатить, ничего не хотели брать, говоря: «Только Богу на свечку пожалуйте» (Из «Записок жены декабриста» П.Е.Анненковой). Исторические перипетии, выпадавшие на долю нашей страны, стали испытанием на прочность народу и в особенности женщинам, на плечах которых всегда лежали заботы о муже, детях и сохранение исконных ценностей семьи. Россию традиционно считают страной с женской энергетикой. Покровительницей России является сама Пресвятая Богородица – чистейший образ женщины и абсолютный идеал. В ходе истории именно в России родилось представление об идеальной женщине – целомудренной, милосердной, сильной духом. То, что человек иных представлений назовет глупостью и отсутствием здорового эгоизма, человек православный расценит как естественный поступок и исполнение Божьего завета «возлюбить ближнего как самого себя». Сегодня, когда общество призывают жить по абсолютно противоположным принципам, вроде «бери от жизни все», идеалы недавнего прошлого кажутся чем-то нереальным, а следование им считается подвигом. «…Позднее узнала, что из Петербурга было сделано распоряжение, чтобы нас, всех дам, последовавших за осужденными, старались бы задерживать и уговаривать не ездить далее Иркутска и убеждать вернуться назад. Но, однако ж, несмотря на все старания начальства, ни одна из нас не отступила от выполнения своего долга» (Из «Записок жены декабриста» Е.П.Анненковой». Что стоило женщинам, большинство из которых происходило из старинных дворянских семьей, изнеженным и утонченным, оставить обеспеченную жизнь, детей и уехать в далекие незнакомые края, о жизни в которых у них не было ни малейшего представления. Свечи, балы, родительская забота, множество слуг – все это осталось в прошлой жизни, как в плохо забытом сне. Примечательно, что именно там, в сибирских землях им удалось раскрыть скрытые доселе черты своей натуры – твердость характера, мужество, умение поддерживать друг друга, мирится с холодом и скромными условиями быта, несравнимыми с их жизнью в столице. «Чита ныне уездный город, тогда это была маленькая деревня, состоявшая из 18 домов. Тут был какой-то старый острог, куда первоначально и поместили декабристов…Недалеко от острога был дом с балконом, а на балконе стояла дама. Заметя повозку мою, она стала подавать знаки, чтобы я остановилась, и стала настаивать, чтобы я зашла к ней, говоря, что квартира, которую для меня приготовили, еще далеко, и что там, может быть, холодно. Я приняла приглашение и таким образом познакомилась с Александрою Григорьевною Муравьевой; это была чрезвычайно милая женщина, молодая, красивая, симпатичная, но ужасно раздражительная. Пылкая от природы, восприимчивая, она слишком все принимала к сердцу, и с трудом выносила и свое, и общее положение, и скоро сошла в могилу, оставя по себе самую светлую память» (Из «Записок жены декабриста» Е.П.Анненковой). Несмотря на тяготы, судьба все же миловала добровольных изгнанниц. Каждый из нас, может быть, замечал, как в трудных ситуациях жизни на пути возникают люди, которые будто послылаются свыше. Для жен декабристов таким «ангелом-хранителем» стал генерал-майор, комендант Лепарский, добросердечное, мягкое отношение которого к заключенным и их женам, необычайно облегчило их участь. По приезде в Читу приехавшие дамы были обязаны давать подписки, в соответствии с которыми им дозволялось видеть своих мужей не чаще, как через два дня на третий, не обмениваться с заключенными вещами или бумагами, не передавать им хмельных напитков. Свидания могли проходить только в арестантской палате в присутствии дежурного офицера, говорить с мужьями предписывалось строго на русском языке. Из прислуги с каждой из дам оставались только двое – мужчина и женщина, приставленные к ним. Каждая из женщин была лишена свободы передвижения и не могла отлучаться с места назначенного ей пребывания. Через полтора года заключения с арестантов были сняты кандальные цепи. «Оковы очень стесняли узников, казенные были очень тяжелы и, главное, коротки, что особенно для Ивана Александровича было очень чувствительно, так как он был высокого роста. Тогда я придумала заказать другие оковы, легче и цепи длиннее. Андрей мой угостил кузнеца, и оковы были живо сделаны. Их надели Ивану Александровичу, конечно, тайком и тоже с помощью угощения, а казенные я спрятала у себя и возвратила, когда оковы были сняты с узников, а свои сохранила на память. Из них впоследствии было сделано много колец на память и несколько браслетов» (Из «Записок жены декабриста» П.Е.Анненковой). Двадцатый век приготовил русскому обществу и русским женщинам новые испытания, которые не уступали тяготам, через которые довелось пройти женам декабристов. И все же они выдержали, что свидетельствует о том, что идеалы далекого прошлого не утратили своей актуальности и по сей день, и в природе каждой женщины по сей день заложена способность к преданной любви и искреннему душевному порыву. Об этом напоминает нам скульптура «Жены декабристов. Врата Судьбы», где в лицах благородных дам из далекого прошлого, каждая современница может угадать и свои черты. Мария Вяжевич


Возврат к списку

версия для печати