Виктор Харлов "Моя мастерская"

 

Выставочные залы Российской академии художеств. (Москва, Пречистенка, 21)






РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ
представляет выставку

народного художника РФ
члена-корреспондента РАХ

ВИКТОРА ХАРЛОВА
"МОЯ МАСТЕРСКАЯ"

живопись, графика


6 - 28 сентября 2014 года

Вернисаж - 9 сентября 2014 года

В.Г.Харлов родился  7 августа 1949 года в поселке Никель Печенгского района Мурманской области. Учился на художественном отделении Кировского областного училища искусств. В 1976 г. окончил факультет живописи МГХИ им. В.И.Сурикова (мастерскую монументальной живописи проф. К.П.Тутеволь). В 1985-87 годах  был председателем Кировской организации Союза художников РСФСР. Лауреат Государственной премии РСФСР им. И.Е.Репина за цикл картин «Русиновская земля». В 1992 г. исполнил росписи «Успение Богородицы» в Успенском соборе Вятского Свято-Трифонова монастыря. Участвовал в воссоздании росписей храма Христа Спасителя в Москве. В 2002 г. исполнил настенные росписи в храме Иоанна Предтечи в Вятке.  Кавалер ордена Преподобного Сергия Радонежского Ш степени. Удостоен золотой медали Российской академии художеств и золотой медали Союза художников России. Лауреат Международной премии в области изобразительного искусства им. А.А.Пластова. С 2014 г. – почетный гражданин города. Кирова.
Произведения В.Харлова хранятся в Государственной Третьяковской галерее,  Кировском областном художественном музее им. братьев В.М. и А.М. Васнецовых, в запасниках Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО (Москва)  и Дирекции художественных выставок Союза художников России (Москва), в Институте русского реалистического искусства (Москва), а также в музеях и галереях Иркутска, Вологды, Ижевска, Павлодара, Сыктывкара, Мурманска, Львова (Украина), Калининграда, Чугуева (Украина).

«Виктор Харлов входит в число художников, сформировавших своим творчеством большое российское искусство конца ХХ века.
Художник - приверженец традиционной школы русской пейзажной и жанровой живописи.
Место, куда нас занесло в 1972 году, называется Нижнее Лалье. Находится оно на стыке Вологодской, Архангельской, Коми земель и Кировской области. Русиново – деревня, неожиданно встретившаяся нам на пути, остановила нас и оставила там навсегда. Русиново стало для нас открытием кусочка древней крестьянской Руси с первозданной природой, патриархальным укладом жизни. Здесь мы купили заброшенную избушку без окон, без дверей, но с расписными заборками и удивительным видом на Лальск. Здесь Виктор нашел для себя главную тему.  Русиново стало нашей мастерской.
Свежие сильные впечатления от деревенской жизни вылились в серию работ, посвященных Нижнему Лалью. В них можно усмотреть и поэзию барбизонцев и умную простоту «наива», но главное в них есть что-то очень глубокое, исконно русское. Квадратный формат холста входит  в замысел картины и ассоциируется с жизнью деревни, обнесенной оградой, с закрывающимися воротцами. Густой, похожий на потемневшее золото колорит таинственный свет  создают ощущение древнего предания.
Семидесятые годы -  время творческой активности В.Харлова Он молод,  у него рождается сын Максим, он с отличием заканчивает институт. Известность рано приходит к художнику.
По мере вживания в деревенскую тему, Виктор начинает видеть не только красоту земли, но и проблемы людей, живущих на ней. В душе растет необъяснимое чувство трагической неизбежности конца. Тоска по уходящему, сострадание  присущи русскому искусству во все времена. Предчувствия оправдались гораздо быстрее, чем мы ожидали.
Последние жители деревни Русиново – это памятник уходящей русской деревне с ее многовековым укладом жизни, уходящей эпохе. Это их предстояние перед разомкнувшейся вековой оградой, предстояние перед своей судьбой. Интуиция художника подсказала,  как расставить своих героев. Первым уходит Василий Темный с семьей, последним одинокий Алекса. Трагедию исхода испытали и мы.
Наше несуетное бытование в обезлюдевшей деревне было простым: утром умывание солнышком, стрекотание кузнечиков в лобазнике, стрижи в небе, вечернее чтение Гоголя по очереди при свечах,,,  Это вселяло  мир в душе и желание работать. Годы эти были для нас счастливыми и плодотворными.
Пришло признание. Оно вселило в Виктора уверенность в свои силы. В его больших картинах эпических и  созерцательных, камерных и панорамных чувствуется зрелость мастера. Он пишет много, энергично и свободно, разнообразная палитра наполнена цветом и светом. Условность раннего периода исчезает. Художник воочию видит богатство и возможности реального мира. Харлову дано особое чувство земли. Земля в его картинах материальна, конкретна географически и одновременно космична. Взгляд художника всегда  устремлен  к горизонту, создает глубину живописного пространства.  Картины художника строятся на точности, даже документальности изображаемого.
Именно через эту конкретность, правду видения, присущую отечественному искусству, возникает представление о всеобщности русского пейзажа, но…
«Пейзаж уходит из жизни, - с горечью говорит Виктор, исчезает гармония между природой и человеком. Природа одухотворяла человека, а человек облагораживал ее своим трудом. Рвется их вековая связь».
Однако, жизнь продолжается. Сегодня мы живем в живой еще деревне Животово. Здесь мы спасаемся от безумной аритмии города.  Долго не находили  на новом месте мотивов для творчества, трудно вживались в сельский быт.  Но и в нем есть свои радости: большой просторный дом у леса, куда приезжает сын с семьей, рядом речка, добрые соседи-старики, красота кругом. Не хватает только неба, которого было так много в Русинове. И какое счастье, что оно осталось в холстах Виктора!
Появились новые замыслы, новые темы. В творчестве Харлов остается верен себе. В его картинах нет ничего случайного. Для живописи выбирает не внешние эффекты, а сложные природные состояния. Ждет это состояние как событие. Зная свои возможности, не прельщается легкостью быстрого воплощения замысла. Свои картины пишет мучительно долго, постоянно сомневаясь. Очень требователен к себе. Порой переписывает холст сразу же после выставки. Есть в нем обстоятельность крестьянина. Харлов традиционен во всем  и представляет собой архетип русского художника конца Х1Х века. И этим он интересен.
Наша мастерская в Вятке окнами выходит на реку  и слободу Дымково. Виктор – не урбанист, но любит  и знает родной город. Его город узнаваем по дорогим сердцу местам. Таков цикл «Деревянная Вятка». В нем художник торопился запечатлеть исчезающий лик старинного провинциального города.
Дух старой Вятки еще живет в крестном ходе, самом древнем и длительном в России. В этом историческом событии Виктор Харлов услышал современное звучание, новый ритм. «На Великую» - это шествие в темпе марша молодых священников, одетых в желтое, устремленное в узкий просвет улицы…  Картина наводит на неоднозначные размышления.
На выставке представлен небольшой раздел графики.  В рисунке он такой же большой мастер пейзажа. Мне нравится его бережное чуткое отношение к натуре. Высокая культура графического языка, изысканное использование чистого поля бумаги, ее фактуры. Поражает артистизм его коротких зарисовок. Особенно проникновенны снежные пейзажи. Так поэтично и такими скупыми средствами изобразить тишину и безмолвие зимней природы, ее внутреннюю сосредоточенность могли сделать только японцы в своих танка.
Сорок лет я живу с картинами Виктора  и не устаю смотреть на них, потому что в них русская душа. И нужно ли спорить, где Харлов сильнее, а где слабее? Перед нами творчество большого художника.»
                           
                                                    В. Ушакова,
                                                народный художник РФ.



Возврат к списку

версия для печати