«О времени, искусстве и Академии». Интервью с З.К.Церетели. Журнал «ДИ» 3-4, 2002

 

«О времени, искусстве и Академии». Интервью с З.К.Церетели. Журнал «ДИ» 3-4, 2002

На вопросы «ДИ» отвечает Президент Российской академии художеств Зураб Константинович Церетели
ДИ: Уважаемый Зураб Константинович! Академия художеств - государственное учреждение. Оно обязано учитывать государственные интересы. Вы стали Президентом, когда государство менялось в своих экономических, социальных и политических основах. Как Вы видите основную задачу Академии художеств на новом этапе российской истории?
- Вы первый Президент в новейшей истории Академии, который провозгласил ее преемственность с императорской Академией. Это положение зафиксировано в новом Уставе, который подписан императрицей Всея Руси Екатериной Второй и Президентом обновленной России - Ельциным Б.Н., что принципиально важно для Вас в этой преемственности? Какие стабильные ценности Вы видите в самой идее Академии художеств?
- Общая картина культуры во всем мире подвержена сильным изменениям. Должна ли и может ли Академия учитывать и ориентироваться на эти изменения?
- По исторической традиции у Российской Академии художеств обширные международные связи. Какова сегодня международная политика Академии?
- Изменяется ли что-нибудь в понимании искусства, когда художник становится Президентом Академии?
- Ваши произведении всегда узнаваемы, но при этом творческий диапазон Ваш очень широк. Как Вы понимаете, что составляет постоянные неизменные характеристики Вашего творчества?
- Сегодня во многом от Вашей воли руководителя зависит характер развития Российской Академии художеств. Как Вы видите будущее Академии?
Журнал благодарит за интервью и, пользуясь случаем, поздравляем Вас с юбилеем творческой деятельности и желаем успеха Вашей персональной выставке.

ЗУРАБ КОНСТАНТИНОВИЧ ЦЕРЕТЕЛИ:
Идея Академии принадлежит Петру I. Он мечтал о создании Российской Академии, в которой будут процветать и наука, и искусство. Это была государственная идея строителя русской государственности. История сложилась по-другому, но сама идея сохранила свой государственный смысл. Академия возникла приказом сверху, когда сама российская жизнь имела еще очень мало к тому условий. Но государственные интересы требовали и Академия была создана.
250 лет назад создание Академии превратило изобразительное искусство в России в профессиональное занятие. Но Академия не только давала образование, она формировала среду художественного общения, философию, этику профессии. Выставки Академии создавали еще и зрителя для искусства. В Академии была целая система поощрений, которая стимулировала художников, искусство к развитию. Академия создала в России целую область общественной жизни. Академия всегда руководствовалась государственными интересами и поощряла то, что государство считало важным.
Тогда, когда создавалась Академия, императрица Екатерина II хотела, чтобы Россию считали в мире просвещенной европейской страной, и Академия создавалась на основе международного опыта искусства. Академия приглашала педагогов-иностранцев, имела музей европейского искусства, российских художников посылали в Европу.
Были в истории Академии разные периоды. Не всегда интересы государства и искусства совпадали. Как вы думаете, случайно или нет, я стал Президентом в 1997 году?
Так или иначе, но так совпало, что именно тогда интересы государства и интересы искусства стали общими.
Тогда и возникла возможность вернуться к тому Уставу, который был при Екатерине. И государство открылось навстречу миру, и искусство наше открылось тоже. Академия как государственное учреждение показывает всему миру, что мы открытое, культурное, цивилизованное государство. Но есть и особенность в государственном значении Академии сегодня: оно стало еще более важно, чем когда-либо. Тогда, при Екатерине, Академия брала уроки профессии у Европы. Теперь Российская Академия художеств - главная хранительница школы искусства, и сегодня к нам обращаются за опытом. Это государственный престиж страны, этим нужно гордиться. И теперь настало время Академии вернуть мировому искусству то, что она получила в XVIII веке, сумела сохранить и развить. Для Академии - это ее задача как главного российского учреждения искусства и как государственного учреждения.
Если посмотреть на историю российского искусства, то всегда так было. Россия что-то принимала из мирового опыта, а потом развивала это по-своему и возвращала опять миру. Сейчас у нас просят уроки русской художественной школы, Академия посылает своих художников во многие учебные заведения, устраивем выставки наших художников за рубежом. Но вместе с тем, мы интересуемся тем, что происходит нового в других странах. У нас теперь есть музей современного искусства, есть школа современного искусства, мы привлекаем в институты Академии педагогов с новым опытом искусства, приглашаем западных художников с выставками. В Академию приняты художники, которые имеют вкус к новому искусству.
Меняется время, изменилось государство, изменилось искусство, изменяется и Академия. Что для меня как художника изменилось, когда я стал Президентом? Наверное, самое главное - теперь больше общаюсь с художниками. Мы заражаем друг друга творческими идеями. Я часто бываю в мастерских, на выставках и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Саратове, и зарубежом. Встречаю много интересных художников. Я чувствую, как я все время меняюсь, больше экспериментирую.
Когда я стал Президентом, я стал понимать, как мудро создавалась Академия. Тут учили профессии, но тут еще воспитывали личность, тут с детства закладывали любовь к отечеству, своей истории, но при этом давали широкий взгляд на мир, учили принимать и понимать чужой опыт. Академия умела поддержать и дать развитие индивидуальности художника. Дать художнику школу и поддержать индивидуальность, помочь художнику понять себя - это было всегда. И сегодня Академия продолжает эту традицию и как художественное учреждение, и как государственное. Утверждать достоинства отечественного искусства - сегодня это общая цель и государства, и Академии.

ХУДОЖНИКИ О ЗУРАБЕ ЦЕРЕТЕЛИ
АНАТОЛИЙ АНДРЕЕВИЧ БИЧУКОВ - скульптор, народный художник РФ, действительный член, член Президиума (1998), вице-президент РАХ, ректор Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова, профессор.
- Я считаю, честь и гордость для Академии, что ее возглавляет Зураб Константинович Церетели. Чистый, благородный человек. Выдающийся художник нашего времени. Художник мирового значения. Академия долгие годы была в полнейшем развале, раздираемая противоречиями, буквально обескровленная экономическими и творческими проблемами. И он полностью реанимировал Академию, объединив в единое русло разные течения в искусстве. Для него не важно, к какому направлению принадлежит художник. Главное, чтобы это был хороший, талантливый художник. Имея немалый стаж творческой жизни и опыт административной работы, я много общался с самыми разными художниками и руководителями. Но лучших в отношении к людям, чем Зураб Константинович, я не видел. У него все по государственному, масштабно, разумно и справедливо. Да, что тут много говорить, когда за него дела говорят.

ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВИЧ СИДОРОВ - художник, народный художник СССР и РФ, Председатель правления Союза художников России, действительный член (1988) и член Президиума РАХ (1992), профессор.
- Академия художеств... какая она была, какая она стала - сравнивать это сейчас не совсем этично. Тогда были другие задачи. Сейчас же, в наше такое сложное время, важно максимально консолидировать все художественные силы, с учетом задач, которые стоят перед обществом. Эту задачу и роль взял на себя Зураб Константинович. С его энергией, с его романтическими устремлениями, с фейерверком фантазий и задумок он внес в Академию живую струю, заставил всех зашевелиться. И мы, члены Президиума, со своей стороны, как можем, помогаем Президенту в его устремлениях.... Надеюсь, что общими усилиями нам удастся не только консолидировать все творческие силы страны, но и стать полезными нашему обществу. Авторитет русской школы весьма высок, Академия художеств задает в мире тон, в чем немалая заслуга Зураба Константиновича Церетели, который уделяет огромное внимание вопросам образования. И это очень важно.

ЛЕВ ЕФИМОВИЧ КЕРБЕЛЬ - скульптор, действительный член (1975), Вице-президент РАХ (1988), Герой Социалистического труда.
- Зураба Константиновича Церетели я знаю очень давно, когда он еще был совсем молоденький. Мы приезжали в Сочи смотреть его работы, я как раз был в это время в комиссии, с тех пор мы подружились и часто встречаемся. О нем можно много и сложно говорить, потому что это удивительный человек и художник широчайшего диапазона, который может делать и монументальную скульптуру, и графику, и эмали, и особенно замечательную живопись.
Я пережил многих президентов, но Зураб Константинович - это уникальная личность. Настолько уникальная, что приходится иногда удивляться - как он успевает и творить, и руководить, и создавать многие музеи, причем, музеи эти - на очень высоком уровне и художественном, и архитектурном, и строительном. Последняя его работа, концертно-выставочный комплекс, - грязный двор, забитый всякой слякотью, он превратил в роскошный дворик. Как это можно было сделать в такой короткий срок?! А как он здорово ведет Президиум! Ну а самое главное, что он очень помогает людям и прежде всего художникам, которые умеют что-то делать. За последнее время благодаря ему в Академию художеств влилась молодежь, в составе есть Члены-корреспонденты, действительные члены из разных республик Российской Федерации - это все его работа. Мы ему помогаем, мы его поддерживаем. И он нас поддерживает и помогает. Он часто возит наших академиков за границу, что способствует расширению и укреплению международных связей Академии и в целом российского искусства.

ИЛЛАРИОН ВЛАДИМИРОВИЧ ГОЛИЦЫН - художник, народный художник РФ, действительный член РАХ (1997).
- Зураб Церетели потрясающий живописец! Я восхищаюсь его полотнами. А как о Президенте я могу сказать одно - он любит Академию и любит тех, кто любит Академию.

АЛЬБЕРТ СЕРАФИМОВИЧ ЧАРКИН - скульптор, ректор института им. Репина, действительный член Академии художеств, заслуженный художник России, председатель правления Санкт-Петербургского Союза художников.
- Не так просто заниматься спасением искусства в России, профессионального искусства, академического. И в этом смысле Зурабу Церетели вечная слава и венок славы за то, что он в тяжелое время оторвал от своего творческого часа, самое ценное для художника - счастливые минуты общения с искусством и посвятил Академии. Поэтому у меня может быть только уважение к этому Президенту, который взял на себя это бремя ответственности, одновременно сладкое и тяжкое невероятно. Переступая через все, идти к тому чтобы спасти и саму Академию, и саму идею искусства в государстве и вообще в мире, чтобы искусство жило и развивалось, чтобы люди в нем нуждались...
Я сторонник строгого академического образования. И считаю, что интерес к нам, нашему искусству растет во всем мире именно благодаря тому, что мы сохранили строгую академическую школу. Это не значит, что мы кого-то ругаем, кому-то не разрешаем творить новое. Но школа это школа, а дальше художник свободен. Вся деятельность Зураба Церетели как Президента Академии направлена на расширение связей в искусстве, расширение контактов между студентами разных стран, обмен ими и многое другое в этом направлении. Мир должен быть соединен единой сетью творческих порывов. И тогда мир на земле воцариться, потому что только искусство на это способно. И здесь Зураб делает очень многое. И за это ему можно только поклониться, но я еще и преклоняюсь перед ним как перед талантливым художником.

РУДОЛЬФ ЛАРИСОВИЧ ХАЧАТРЯН - народный художник Армении, член-корреспондент РАХ (2002).
- Я убежден: все позитивные сдвиги в деятельности Академии и ее «менталитете» произошли благодаря, прежде всего, ее Президенту Зурабу Константиновичу Церетели. За короткое время он сумел восстановить и всемерно укрепить ее прежний высокий общероссийский и международный авторитет, создать в ее стенах подлинную творческую атмосферу, не отягощенную никакой идеологической конъюнктурой и консервативным мировосприятием, распахнуть ее двери для самых талантливых представителей разных направлений и возрастов, открыв перед ними новые горизонты.
Сама всеобъемлющая художественная практика З.К. Церетели, его феноменальная работоспособность, служат мощным источником вдохновения вне зависимости от принадлежности человека к конкретному творческому цеху или эстетической ориентации. Именно вдохновения, а не примером для подражания. Последнее просто бессмысленно. Подражать Церетели не дано никому. Насколько уникальны и зачастую непредсказуемы его творческие замыслы, пластические идеи, средства их реализации.

МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ КУРИЛКО-РЮМИН - народный художник РФ, действительный член (1995), главный ученый секретарь Президиума РАХ (1997), академик-секретарь Отделения театрально- и кинодекорационного искусства; руководитель творческой мастерской РАХ (1998), профессор.
- Антон Павлович Чехов прекрасно сказал в пьесе «Дядя Ваня»: «Ты знаешь, что значит талант? Смелость, свободная голова, широкий размах, посадит дерево и уже загадывает, что будет от этого через тысячи лет, уже мерещится ему счастье человечества. Такие люди редки, их нужно любить».
Мне, театральному человеку, все время находящемуся в работе над спектаклем, где разноплановые, часто взаимоисключающие друг друга мнения, суждения, а иногда и попросту недоброжелательность, должны волей режиссера объединиться в одно только и возможное бытование на сцене, известно как это непросто.
Поэтому меня и восхищает очень сложное и вдохновенное умение Зураба Константиновича вести этот также сложный коллектив Академии в нужном направлении. Режиссерски точно проявляется талант руководителя, сосредотачивается каждый раз на главном, отметая все несущественное, - вот тот принцип, который и объединяет столь разные устремления, а иногда и неверные суждения в единое русло. Его разносторонность в творчестве, совершенно фантастическое умение совместить, помнить и точно оценить все, что каждодневно надо решать и в деловых сложнейших ситуациях, и во внимании к каждому, кто приходит к нему (а их сотни каждую неделю), удивляют. А он, при всех других многочисленных заботах и творческих свершениях, каждый день в Академии, каждый вторник проводит коллективное обсуждение всех вопросов, руководя Президиумом. Я это говорю не из-за каких то комплементарных соображений. Это свидетельство человека, оказывающегося каждодневно рядом с З.К. Церетели, это потребность рассказать о своих мыслях, возникающих от общения с личностью очень значимой и для нынешнего дня Академии, и для ее истории.
Обаяние ума, умение сформулировать кратко и образно основное в любом деле. Об этом прекрасно сказал как-то мне один, к сожалению, ушедший из жизни умнейший человек: у Зураба Константиновича сверхъестественная интуиция. Мы почему-то стесняемся говорить слова доброжелательности и правды. Особенно когда это о непосредственном руководителе. Многолетнее, не побоюсь сказать, сотрудничество подарило столько радостных впечатлений, удивление и восхищение нечеловеческой работоспособностью.
Конечно, иногда он вырывается на некоторое время из вороха проблем и дел, и тогда умное, сосредоточенное лицо озаряется неповторимо-добрым выражением, и тогда он восклицает: как же я устал.
Нескрываемая увлеченность своей деятельностью руководителя, природная доброжелательность - все это, очевидно, и помогает Зурабу Константиновичу преодолевать усталость и мудро относиться к многочисленным нападкам, а иногда и просто к невежеству. Мягкая но настойчивая оценка всего, что делается под его руководством, всегда присутствуют в работе. Его твердость, определенность претензий к неверно понятой проблеме, резкое неприятие всего случайного и непродуманного воспринимаются не как обида, а как желание тебе помочь, вывести из чащи дремлющих представлений, определить пути выхода из тупика.
И тут опять Зураба Константиновича выручает природная доброта, вежливо, но настойчиво определяющая линию работы Академии художеств. Иногда уже поздний вечер, и надо бы ехать домой, но обидно пропустить мгновения совместной беседы, увлекательных проектов, мудрости и талантливейших оценок жизни, предельно точно формулируемых мастером. Спасибо Вам, Зураб Константинович, за эту радость общения.
Журнал «ДИ» 3-4, 2002

ABOUT TIME, ART AND ACADEMY
President of The Russian Academy of Arts - Zurab Tsereteli answers the quentions of «DI» The foundation of Academy happened 250 years ago and turned the fine arts into the professional filed in Russia. But Academy did not restrict its activity with the educational system. It also cultivated the environment of artistic communication, philosophy and ethics of the profession. The exhibitions arranged in the frame of the Academy brought up the spectators of also. There was the system of encouragement, which stimulated both the artists and the arts to be developed. The Academy established in Russia the entire sphere of public life. The Academy was constantly guided with the interests of the government and encouraged those aspects, which the government considered to be important. While founding the Academy the Empress Elisabeth II wanted Russia to be regarded in the world as an educated and European country. So the Academy was founded on the basis of the international experience. The Academy was inviting the teachers from abroad, had the museum of the European arts. The Russian artists were sent to Europe for practice. But history of the Academy faced different periods. It was not frequent the matters of the government and the arts agreed. What do you think? Is it accidental I to become the President in 1997? One way or another, it turned out the matters of the government and the arts became common at that time. Then it has become possible to revive the Charter actual in the times of Elisabeth II. Both our government and the arts swung wide to the rest of the world. The Academy as the governmental institution shows that we are an opened, cultured and civilized state. But there is another peculiarity of the Academy governmental value: today it has become much more valuable. In the time of Elisabeth II the Academy was taking the lessons of profession from the Europe. Nowadays The Russian Academy of arts is the basic repository of various trends of art. Currently they apply us to examine our experience. It underlines the governmental prestige of the country. We have to be proud of this phenomenon. Now it is time Academy to give back to the world of art what the Academy gained in the XVII-th century and was able to preserve and improve. The Academy as the Russian main institution of art and governmental institution is focusing on this aspect, as this is its major task. If we review the history of the Russian arts then we can see that this was the typical situation. Russia permanently was gaining some pieces of worldwide experience and later was developing it in the line of its peculiarities with sending the new option of experience back to the world. Nowadays they are asking for the lessons of the Russian artistic trend. Academy sends its artists to the great many educational centers with arranging the exhibitions of its artists abroad. At the same time we are interested in the innovations taking place in other countries. Now we have the museum of contemporary arts; we have the trend of contemporary arts; we invite the teachers having the new experience in the arts to teach at the schools under the Academy; we invite the Western artists to exhibit in our country. The artists having the sense of the new art are accepted to the Academy. Times are changing, the state has been changed, the arts have been changed and the Academy is also changing. What has been changed for me when I became the President? Apparently the most important thing is I associate more with the artists now. We inspire each other with the creative ideas. I frequent the work studios and exhibitions both in Moscow, St.Petersburg, Saratov and abroad. I meet the great many artists. I feel that I am changing and doing much more experimental works. When I have become the President I understood how rational was the structure of the Academy. They taught the profession, but they also were upbringing a personality. They generated love for the Motherland and home history from the very childhood, but at the same time taught to accept and understand the experience of other nations and were broadening the students' outlook. The Academy was able to support and to enlarge an artist's individuality; to give to an artist a firm background and to help to understand himself. Nowadays the Academy proceeds with the tradition both in the line of artistic and governmental institution. To assert the merits of home art is the mutual aim of the state and the Academy. Maria CHEGODAYEVA






версия для печати