Храм во имя святого Великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе

 

В России издревле возводили храмы в благодарность Богу, ниспославшему победу. Достаточно вспомнить собор Василия Блаженного на Красной площади, связанный с важнейшими событиями взятия Казани войсками Иван Грозного, или собор Чудотворной Казанской иконы Богоматери на Красной площади, возведенный в ознаменование освобождения Москвы в 1612 году от польско-литовского господства, Храм Христа Спасителя, который символизировал собой благодарность Росси Богу за избавление от нашествия Наполеона. После векового перерыва вновь произошло обращение к теме храма-благодарения за победу. По благословению Патриарха он был посвящен святому Великомученику Георгию Победоносцу – небесному покровителю Росси и Москвы.

Здание храма на Поклонной горе одновременно традиционно и необычно. В нем легко узнаются черты, характерные для православной архитектуры – основной прямоугольный объем, завершенный полукруглыми арками, золотой купол на барабане, полукруглая апсида с востока, открытая звонница на западном фасаде. В то же время храм подчеркнуто современен, что проявляется в его необычайной легкости, невозможной в древние времена воздушности, больших плоскостях стекла, никогда невиданных в древнерусских постройках, особенной светозарности, наполненности светом интерьера.

Этими же особенностями обладают изобразительные образы, внесенные в храм работами художника. Над дверьми с трех сторон, ведущими в церковь Святого Георгия Победоносца на Поклонной горе, установлены гигантские бронзовые рельефы. На северном фасаде - Богоматерь Знамение, образ, ставший для всей России символом спасения от врагов; на южном фасаде - Спас Нерукотворный - символ вселенского спасения, на западном - Святой Георгий Победоносец, поражающий дракона. Появление скульптурных икон на внешних стенах храма связано великой традицией наружной скульптуры, которой обладало Владимиро-Суздальское зодчество в домонгольскую эпоху.

Художник избрал непривычный материал и технику – бронзовый барельеф. Но сохранил в полной мере традиционность образов, ставших каноническими в обиходе православного русского искусства.

Внутри церкви высокие белые арки спокойно устремляются вверх к своду. Отовсюду льется свет. Лишь тяжелые бронзовые иконы в узких золотых рамах, останавливая взгляд, как бы парят в радостном и открытом пространстве. Зураб Церетели подошел здесь к установлению взаимоотношения архитектуры и скульптуры таким же образом, как и в экстерьере церкви. Это кажется удачным – возникает единство образа, подчеркнутое и единообразием ведущего художественного приема, и «прозрачностью» стен, сквозь которые как бы проходят, минуя материальную перегородку, барельефы икон.

На западной стене в интерьере храма появляется то же изображение Святого Георгия, поражающего дракона. На южной и северной стене – иные образы: святая Троица и Вознесение Господне. Все образы выполнены в точном соответствии с традицией, сложившейся в древнерусском искусстве. Тем не менее невозможно воспринимать барельефы храма святого Георгия на Поклонной горе лишь как копии знаменитых икон. Совсем иная художественная техника неизбежно превращает их в своеобразные и яркие произведения. При их несомненной каноничности, художник верен себе в поисках новых путей претворения древних традиций. Трудно сейчас сказать, каковы будут судьбы русского церковного искусства, но очевидно, что храм на Поклонной горе – первая церковь, связанная с важнейшими для страны событиями, возведенная в эпоху, когда происходит возрождение самосознания России, - займет в ней заметное место.






версия для печати