Российская академия художеств Структура Состав Президент Президиум Российской академии художеств Официальные документы Противодействие коррупции Награды Памятные даты Юбилейные даты 250-летие Академии Императорские мастерские Проекты

АНУФРИЕВ Сергей Евгеньевич


Художник декоративно-прикладного искусства. 

Родился 23 апреля 1960 года в Томске.
Живет и работает в Красноярске. 

Академик Российской академии художеств (Отделение Урал, Сибирь, Дальний Восток, 2011г.) 
Член Президиума РАХ

Заместитель председателя Регионального отделения УСДВ РАХ по административным и научным вопросам (с 2008г.)

Заслуженный художник РСФСР (2008г.)

Член СХ СССР,России (1990г.)

Образование:
Окончил художественный факультет Красноярского государственного художественный института, кафедра керамики в 1983 году, преподаватели Ю.П. Ишханов, А.Я. Мигас.
  
Основные проекты и произведения:  
«Домашние боги». Глина, цветные массы, (1994г. )
«Черные пришельцы». Глина, глазури (7 скульптур, 1997г.)
«Белый вождь». Глина, дерево, кость, кожа, металл,(5 скульптур, 1998г.)
«Белая женщина». Стекло, гутная техника, пескоструйная обработка (1999г.)
«Начало». Цветные глины, двусторонний рельеф (2000г.)
«Двадцать сосудов для разных ветров». Глина, ангобы, соли, дерево (2001г.)
«Пирамиды». Стекло, металл (2002г.)
«Шесть солнц». Металл, стекло (2008г.)
«Старое солнце». Фарфор, металл, искусственный камень (2008г.)
«Двенадцать шаманов». Медь, горячая эмаль (2014г.)

Произведения находятся в Государственном музее декоративно-прикладного и народного искусства (Москва), Красноярском художественном музее им. В.И. Сурикова, Омском музее изобразительного искусства им. М.А. Врубеля, художественных музеях Новокузнецка, Новосибирска, Кемерово, Томска, в музеях и частных галереях России, США, Южной Кореи, Германии, КНР. 

Персональные выставки: Участник городских, краевых, региональных, республиканских, всесоюзных и международных выставок (с 1979г.) Персональные выставки: Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Новосибирск, Финикс (Аризона, США), Хелена (Монтана, США), Вичита (Канзас, США).

Государственная, общественная и педагогическая деятельность:
Председатель правления Красноярской организации  ВТОО «СХР» (с 2001г.)
Секретарь ВТОО «Союз художников России», председатель Общественной палаты творческих союзов Красноярского края, член Коллегии Министерства культуры Красноярского края, Совета Гражданской ассамблеи Красноярского края,  Общественного совета при ГУМВД Красноярского края.
Преподаватель проектирования, компьютерного моделирования, МГХПА им. Строганова (с 2011г.)

Участник международных симпозиумов по декоративной скульптуре, керамике, стеклу и эмали в России, Латвии, Германии, США (1989, 1990, 1993, 1998, 2001, 2003, 2014 гг.)

Государственные и общественные награды и премии: 
Благодарственные письма Губернатора Красноярского края, Управления культуры г. Красноярска, Главы администрации г. Красноярска. 

Награды РАХ:
Серебряная медаль РАХ (2003г.)



Сергей Евгеньевич Ануфриев – известный в сибирском регионе и за его пределами художник декоративно-прикладного искусства, один из основоположников и лидеров уникального художественного явления 1990 – 2000-х гг., известного под названием сибирская нео- или этноархаика. В раннем творчестве С.Е. Ануфриева преобладали многофигурные керамические композиции, навеянные артефактами сибирской языческой культуры. Им присущи сложность семантического текста, обилие криволинейных элементов, активно внедряющихся в окружающее пространство («Двадцать сосудов для разных ветров», «Три шамана», «Белый вождь», «Домашние боги», «Черные пришельцы», «Маленькие воины»), антропоморфные, геометрические, растительные и фаллические мотивы. В общих очертаниях групп объектов косвенно прослеживаются очертания сферы, куба и пирамиды – базовых геометрических элементов мироздания в понимании архаических сообществ. 

В 2000-е годы в творчестве художника происходит несколько взаимосвязанных процессов. С одной стороны, он все более тяготеет к лаконичности и даже минимализму применяемых выразительных средств, среди которых преобладают простые и четкие геометрические формы, чаще всего используется мотив круга как некоей идеальной формы, ассоциирующейся с совершенством, цикличностью природных ритмов и образом солнца («Шесть солнц», «Маска», «Солнечная маска», «Солярная композиция», «Две вершины», «Солнечный камень», «Солнечная композиция»). С другой стороны, он много работает с металлом, создавая с помощью сварочного аппарата объекты с ритмически организованными сквозными отверстиями («Маска шамана», «Старое солнце», деревом (цельный кусок древесины в «Одинокой стреле», ажурная объемная конструкция из лозы в серии «Черные маски»), практикует их сочетания, применяет полимерные материалы («Катящееся солнце»), активно пользуется цифровыми технологиями и методом фотопечати («Автопортрет», «Цветок»). В целом можно отметить возрастающее стремление к синтезу самых разнообразных художественных средств и видов искусства как своего рода способ преодолеть их традиционную однозначность и, возможно, подсознательное стремление к единству элементов мироздания в современном мире узких специализаций и разорванного, «клипового» восприятия. Отличительной особенностью работ Сергея Ануфриева является то, что они одинаково органично смотрятся и в выставочном зале, и в камерном интерьере, и в природном окружении. Сфотографированные на фоне пейзажа, они кажутся его неотъемлемой частью, что свидетельствует о том, что применяемые художником принципы формообразования как двумерных, так и трехмерных композиций соответствуют еще не постигнутым научно, но реально существующим закономерностям формообразования в самой природе, как живой, так и неорганической.

Номинально являясь художником декоративно-прикладного искусства, фактически С.Е. Ануфриев выходит далеко за пределы этой сферы деятельности. Его работы действительно обладают высокими декоративными качествами и безупречным художественным вкусом, но их содержание никогда не сводится к функции украшения. Он серьезно изучает древнее и традиционное искусство сибирских народов, древних славян, других древних цивилизаций мира. При этом, в отличие от многих художников этноархаического направления, никогда не прибегает к подражанию или прямому цитированию исходного материала. Художник ориентируется не на внешние признаки артефакта, а на глубинное пониманием внутренней логики его формообразования. Сергей Ануфриев способен видеть художественные образы в самых неожиданных природных и рукотворных явлениях и объектах. Например, в полиптихе «Следы» крестообразные трещины дорожного покрытия с кусками перекрученной арматуры стали прототипами для антропоморфных образов, напоминающих наскальные изображения. Практически любой объект окружающего мира может вызвать у художника смысловые ассоциации и быть преобразован в явление искусства. Так, серия графических листов «Точки соприкосновения» выполнена путем прожигания бумаги искрами от сварки металла. Ограничивать творчество Ануфриева исключительно сферой неоархаики было бы некорректно. Это видно в серии холстов «Городское солнце», где спонтанный рисунок трещин на асфальте фотографируется, печатается на холсте, дополняется цветом и дает результат вполне современный (не только внешне, но и в смысле проблематики). Эта, как и другие работы, к примеру, «Городское солнце» (фотография с натуры, печать на холсте, живопись цветными лаками), «Китайское солнце» (отсканированный и увеличенный рисунок китайской тушью на увлажненной рисовой бумаге, отпечатанный на холсте в позитивном и негативном отображении) вызывают любопытство зрителей, тщетно пытающихся понять «как это сделано». Но эта техническая изобретательность, смело сочетающая традиционные и инновационные технологии изображения, никогда не является самоцелью, но исключительно средством передачи смысла. Смысла настолько современного, что не поддается выражению через привычные изобразительные средства, а требует нестандартных решений. Например, таких как предметы «рэди мэйд» в композиции «Солнечное гнездо». Согнутая наподобие колыбели стальная сетка с помещенными внутрь прозрачными стеклянными шарами создает образ сложного душевного мира современного человека, в котором сочетается прочность и гибкость, замкнутость и прозрачность, жесткость и ранимость, агрессия и потребность в душевном тепле, а трогательная хрупкость тонкого стекла одновременно беззащитна и опасна, потому что, если его разбить, то можно больно пораниться осколками. 

Работы С.Е. Ануфриева с трудом поддаются словесной расшифровке, но на подсознательном уровне они вызывают множество ассоциаций и продуцируют  эмоциональные реакции, отражающие как сложный внутренний мир автора, так и характерные для современного человека ностальгию по душевному покою, ясности картины мира, уверенности и гармонии, усталость от постоянных стрессов, переизбытка событий, общения и информации, острую потребность в понимании, любви и теплоте взаимоотношений. Особое значение в этом контексте приобретают как проходящая красной нитью через его творчество тема солнца, так и тема маски. Маски, как атрибут практически всех древних культов, сохраняя связь с архетипическими прообразами, приобретают в творчестве Ануфриева исключительно современное звучание, подчас болезненное и трагическое. Такое, как выражение удивления и растерянности перед жизнью в «Маске», усиленное явным автопортретным сходством, или искаженная криком боли и отчаяния личина в одном из холстов «автопортретной серии» 2011 г. За таким пристальным вниманием к теме масок можно увидеть страстное стремление современного человека разобраться в человеческой природе, включая и свою собственную, за многочисленными масками социальных и профессиональных функций, статусов и иерархических отношений увидеть сущность, «найти человека», как когда-то пытался сделать  великий Диоген. Драматические поиски места и роли личности в современном мире, напряженные усилия с целью возрождения духовного, творческого начала в социуме наполняют искусство С.Е. Ануфриева глубоким и искренним гуманистическим содержанием.
искусствовед Н.В. Тригалева



версия для печати